Что считать изменой?

Что считать изменой?

Знатокам, да и любителям изящной словесности, безусловно, известно, кого поместил Данте Алигьери в последний, девятый круг ада в главном своем произведении – «Комедии», которую современники с уважением и восхищением нарекли «божественной». Там обречены на вечное мучение изменники, предатели – причем не суть важно, кого или что они предали. Важнее само преступление. Долгие века предательство даже не пытались оправдать, ибо не было ему оправдания.

Те времена, похоже, канули безвозвратно. И вот уже из уст более молодых современников и современниц, а то и персонажей постарше слышишь примерно такое: «Физическая измена – не измена. Вот если предал в душе – это самое страшное». Что тут скажешь? Можно просто горько усмехнуться и игнорировать. Но лучше попытаться разобраться – что за «сдвиг по фазе» произошел в массовом сознании, что нами утрачено и приобретено ли что-то взамен?

Итак, измена. Супружеская измена. Касаться измены Родине не будем – это дела политические, куда более серьезные. Всё, казалось бы, просто, и проще некуда – застал супругу в постели с другим, и других доказательств не требуется. Что бы там она ни пыталась лепетать – для мужа-рогоносца картина маслом. И на расправу мужчины бывают короткими: тому, кто только что использовал твою жену, — разукрасить физиономию и спустить в чем мать родила с лестницы, её – со всеми бебехами — тоже за дверь. Конечно, эмоции на первом месте, а другого и ждать не приходится. Потом, когда гнев поутихнет, когда вернется чувство реальности, бывает, что и пытаемся искать пути друг к другу заново. Но, скорее, женщина к мужчине, нежели он к ней.

Особенно оскорбляет мужское достоинство то, что другой оказывается не просто с женщиной, которую ты считал своей, — оказывается на ней и в ней. Женщина, рискну предположить, физическую измену мужа простит быстрее – тут достаточно простого знания мужской физиологии. Недаром мало кто из женщин верит, что есть мужчины, никогда не изменявшие женам. Конечно, они есть, но воспринимаются как «ископаемые», как динозавры в наше довольно греховное время. А так – тестостерон берет своё, особенно после сорока, когда мы начинаем заниматься самообманом, пытаемся сбросить с плеч груз прожитых лет, «западаем» на девиц моложе нас в разы.

Когда похоть и страсть проходят – начинаем ценить то, от чего поторопились отказаться. Если наши прежние жены мудры – примут обратно, даже несмотря на злость и боль. А они имеют на них полное право!

Словом, возможно, и правы те, кто не воспринимает половой акт на стороне как измену. Перебрали на вечеринке, разоткровенничались, кто-то кого-то пожалел – вот вам и пожалуйста! Опять же – чистой воды физиология.
Можно ли измерить духовную измену? Тоже вряд ли. Например, поэт посвящает стихи разным женщинам – сие не означает, что с каждой он спал. А если и так – ничто не мешает ему перепосвятить то или иное стихотворение другой особе, а то и вовсе снять посвящение. Именно так поступил Константин Симонов по отношению к Валентине Серовой – героине шедевра «Жди меня». Осуждать его за это? Нет, поэт любит исключительно себя и свою Музу. А любимые им прежде женщины готовы устраивать ожесточенное сражение за право называться одной-единственной – когда его уже нет на этом свете. Смешно и постыдно…

С годами приходит выстраданная мудрость, и начинаешь понимать: пожалуй, нет такого греха, который нельзя было бы простить. Мы не Боги и не вершители чужих судеб, никто не давал нам такого права. За всё, что мы творим здесь, ответ будем держать ТАМ. Земные юридические законы глубоко несовершенны. Может хватит осложнять друг другу жизнь из-за слов? Они так часто ничего не значат. Да и поступки – поступкам рознь. Не рубите сплеча – легко потерять близкого человека навсегда!

Автор — Павел Малофеев

На эту и другие темы