Жуткий Андерсен

Жуткий Андерсен

В детстве меня, как и любого ребенка, со всех сторон окружали сказки: их читали родители, бабушки, дедушки и даже телевизор. Достаточно рано научившись читать, я бодро осваивала новые сюжеты сама. Естественно, немалое количество сказочного информационного пространства было занято Андерсеном – он воспринимался и воспринимается как своеобразное «наше всё» детской литературы. Сказки Андерсена, вот если честно, оставили во мне много неприятных ощущений. Я помню, как мне не нравился Гадкий Утенок (прям до истерики), помню свою тихую ярость по поводу Русалочки (не диснеевской русалочки, а классической, но мы к этому сюжету вернемся еще), уже не восстановлю сюжет, но помню какую-то ноющую тоску по поводу девочки, которая шила рубашки из крапивы (как подсказывает гугл, сказка называется «Дикие лебеди»).
Когда-то в кругу друзей разговор случайно зашел на тему детских книжек – и оказалось, что легкая зубная боль при упоминании сказок Андерсена возникает не только у меня. Несколькими годами позже, на старших курсах университета в рамках теории литературы мне научно и более-менее доходчиво объяснили причину такой реакции. Дело, конечно, не в том, что вот история мировой литературы прямо промахнулась с оценкой андерсеновского наследия – нет, эти тексты действительно отличные, интересные и высочайшего уровня, одним словом, «классика» (превозмогаю легкую зубную боль, я это признаю без всяких «но»). Но многих, действительно многих, маленьких детей просто трясет мелкой дрожью от некоторых сюжетов.
Вот та самая «моя любимая» Русалочка. К полнометражному мультфильму Диснея, снятому по сказке, я отношусь с большим уважением. К сериалу – с меньшим уважением, но на определенный возраст сойдет. Но мы-то, плененные яркостью и оптимизмом диснеевской картинки, все забыли, что в классическом сюжете этой сказки, в книге то есть, никакого хеппи-енда не было. Принц женился на другой, русалочка превратилась в морскую пену. «Над морем поднялось солнце, лучи его любовно согревали мертвенно-холодную морскую пену, и русалочка не почувствовала смерти, она видела ясное солнце и каких-то прозрачных, чудных созданий, сотнями реявших над ней.» Она там, конечно, не совсем умерла, а как бы чуть-чуть – она присоединилась к феям воздуха, но от этого мне было не легче.
Если взрослому человеку такой сюжет кажется намного более интересным, чем стандартная свадьба в конце фильма на фоне яркого солнца, то детям (маленьким детям) расклады с «и русалочка не почувствовала смерти» практически противопоказаны. Как это работает? Взрослый человек ищет в литературе драмы и катарсиса (катарсис как «очищение через страдания» со всеми вариациями придумали еще греки и были правы). Если абстрагироваться от жанров «массовой литературы», классика предназначена как раз для драмы, столкновения характеров и идей, для изменений, которые возникают в героях под воздействием обстоятельств. Детская литература, помимо развлекательной, выполняет и достаточно серьезные функции, но в другом виде: прежде всего, это формирование ценностей и жизненных сценариев (плохой разбойник будет наказан, честный герой – вознагражден, глупый — осмеян). Все эти очевидности отнюдь не очевидны детям 3-4 лет, когда социализация и ценностные категории только формируются. И вот вроде бы хорошая Русалочка берет и превращается в морскую пену. Сейчас мне все понятно (вообще так ей и надо, не надо быть наивной дурой, думаю я сейчас), но в четыре года у меня был просто культурный шок от этого кошмара.
Кроме фабулы, не малое значение имеет и общая атмосфера. Помню, бабушка читала мне мордовские сказки, они были правда страшные, но мне нравились: общая атмосфера текстов была какая-то приключенческо-волшебно-позитивная, хотя и чудовища, и всякие жуткие колдуны там водились в изобилии. Андерсен казался (и кажется) мне беспросветно депрессивным и действительно не приемлемым для очень маленьких детей. Для пущей уверенности в своих выводах, я только что обратилась к профессиональному психологу (коим любезно является моя мама) за комментариями насчет сказок Андерсена и ранней детской психики. К сожалению, я не догадалась предупредить, что мне для статьи, а не просто поболтать, поэтому получила на почту исчерпывающее: «Про сказки – читай Юнга. Все по Юнгу: коллективное бессознательное. А Андерсен – мрачняк однозначно.»
Однозначно.

Автор: Алёна Гапак (Черныш)

На эту и другие темы



  1. Милена:

    Пусть дети готовятся заранее к мрачняку жизни:предательствам,разводам, кровавым родам, болезням и смертям близких людей. Тогда это не станет для них неожиданностью.
    Андерсен — гений!

  2. Trixter:

    А ещё есть такой сказочник — Гофман. Тоже позитивный товарищ:)

  3. Марина Зозуленко:

    Милая Алена, один из принципов педагогики — это возрастное соответствие материала, преподносимого детям. Врядли стоит читать ребенку 3-4 лет сказки Андерсена, они для детей постарше, соответственно школьной программе — 10-11 лет. А если уж читаете, то, наверное. стоит прокомментировать сказку. А Гофман для детей не писал (это к предыдущему посту!)

  4. Тина:

    Согласна с Мариной.Действительно,в 4 года читать Андерсена — это чересчур. Возьмите советские книжки с рекомендациями «Для самых маленьких» ни одной сказки Ганса Христиана не найдете. Я сначала смотрела мультики(к счастью, не диснеевские, советские). А когда научилась читать — взялась за Андерсена сама. И была им очарована.
    Для меня детским кошмаром стала «Черная курица» Погорельского. Родители имели глупость прочесть мне ее в 4 года, когда я маялась от простуды (эта повесть была в числе других -»Аленький цветочек» и «Лягушка-путешественица»).
    Trixter, вы не путаете Гауфа с Гофманом?
    Гофман — романтик, ставить его в один ряд с Андерсеном, по крайней мере, странно. =)
    Можно еще ребенку почитать Тысячу и одну и ночь. Тоже сказки. :-D